Ул. Найманбаева, 110, каб. 220. Тел. (8-7222) 674-000.  webmaster@semsk.kz  

 
Валентин Анастасиев носил пистолет в носовом платке и возил ядерные бомбы в Семипалатинск

gpu-ua.info Газета по-украiнськи. 10 августа 2007 г.

”Простите, что заставил ждать”, — говорит 82-летний генерал-майор Валентин Анастасиев, приглашая в кабинет.

Оттуда выходит посетитель. Валентин Алексеевич работает первым заместителем председателя Совета организации ветеранов Украины.

— На фронт я попал восемнадцятилетним, — садясь за стол, говорит по-русски. На одной руке у него — часы, на другой — браслет из желтого металла. — И сразу на Прохоровское поле. Нас из ста пяты новобранцев через день осталась половина. А через неделю остался практически лишь я. В боях на Букринском плацдарме, возле села Гребни, Валентин Анастасиев был ранен. 24 июня 1945-го участвовал в параде Победы на Красной площади в Москве.

— Только в нашей роте были четыре героя Советского Союза. Шли мы ”коробкой”. Жукова и Рокоссовского видел очень хорошо — на конях, с саблями, — вспоминает. В 1955-м в звании капитана его направили в распоряжение Совета министров СССР. Наше министерство занималось изготовлением ядерных бомб. 32 года я собирал ядерные заряды.

Служил Валентин Анастасиев в Арзамасе -16, в Феодосии, на Урале, в Ивано-Франковске. В 1956-м руководил доставкой двух ядерных бомб с аэродрома Багерово под Керчью на Семипалатинский полигон в Казахстане.

Неужели мы вас не обеспечим женщинами?

— Везли эти бомбы, так называемые ”тать янки”, на двух самолетах ТУ-4. Они были собраны не полностью. Поэтому, даже если бы упали, не взорвались бы. В воздухе, — добавляет генерал, — нас сопровождали истребители, чтобы не свернули с маршрута.

Достает из черной папки круглую пластмассовую ручку.

— Вот, — показывает. — С ее помощью я в Семипалатинске устанавливал высоту срабатывания — 340 метров. Когда самолет до нее снижался, бомба падала. Летчики потом говорили — маленькая, но злющая!

В сентябре 1962-го Валентина Анастасиева задействовали в операции ”Анадырь”.

— Сказали: едешь на испытание на Северный Ледовитый океан. С собой берешь шесть ”изделий”, то есть ядерных бомб. Эшелоном прибыли на станцию Ваинга, под Мурманском. Все документы забрали. Загрузили на арктическое экспедиционное судно ”Индигирка”. Я сунулся в трюм, а там до черта других ”изделий”. Не одна сотня. Сразу понял, что это — не испытание. Да и летнее гражданское обмундирование выдали — ботинки, брюки, китайские рубашки. Из-за Кубы между СССР и США как раз возник Карибский кризис, — вспоминает Валентин Алексеевич.

В кабинет заглядывает парень.

— Иди, обедай, — позволяет ему Анастасиев. — На Кубе мы разгрузились. Бомбы разместили на даче бывшего диктатора Батисты, в кирпичном сарае. Это возле города Мариель, километров 70 к западу от Гаваны. Практически на берегу моря. 
Всем руководил комендант, майор Мищенко. Кухня была общей. Кубинцы охотно ели нашу кашу.

— С местным руководством имели контакты?

— В поисках аэродромов, где можно разместить бомбы, облетел всю Кубу. Но Фиделя не видел. А Че Гевара тогда был где-то вне Кубы.

О пребывании Анастасиева на Острове Свободы семья и не подозревала.

— Микоян к нам прилетал. И предложил всем написал письма. Мешок писем в его самолет бросили. Я не указал жене, где я. Но она и так понятна.

— Личное оружие имели?

— Уже на Кубе выпросил пистолет. Носил в кармане в носовом платке, потому что ходил в гражданском.

— Как жили без документов?

— Я там имел полную свободу. Жил преимущественно в Гаване, в отдельном коттедже. По моей физиономии видно, что я — ” компанье ро русо”. А в то время компанье ро скажет расстрелять — и расстреляют.

— На кубинок обращали внимание?

— Некогда было, — отшучивается Валентин Алексеевич. — Хотя мулатки очень красивы. И простота отношений невероятная. Скажи мальчику: вот 5 песо, приведи какую-нибудь. Приведет любую.

Анастасиев вспоминает эпизод.

— Для наших на корабле ”Мария Ульянова” прибыл персонал большого госпиталя. Большинство — женщины. Донесли Фиделю. Он вызывает нашего посла Алексеева: ”Ну что же вы нас в неудобное положение ставите? Неужели мы вас не обеспечим женщинами?”.

— Климат как переносили?

— Тяжело, — вздыхает Анастасиев. — В тени до 45 градусов. Носовые платочки завязывали на голове узлами по бокам. Среди кубинцев это считалось непристойным.

— Наградили вас?

— Орденом Красной Звезды. Вот, я здесь есть, — Валентин Алексеевич показывает книгу ”У края ядерной черты”. — Редкая книга.

— Могло дойти до военного противостояния?

— Да нет, вряд ли. Авиация наша еще подготовлена не была. Но ракеты оперативного назначения с радиусом действия 2000 км были готовы процентов на 40. Этого было достаточно, чтобы от Америки ничего не осталось.


Все городские новости, публикуемые на нашем сайте вы можете прочитать в архиве, где собрана информация о жизни города с 1999 года.



Copyright © Semey Net.  All rights reserved.

 

РЕКЛАМА